Система дистанционного обучения
Вход в систему
Регистрация Забыли пароль?

Меню
Практика
   Работа с текстами
   Работа со словами
   Ваши результаты
Теория
   Поиск правил
   Каталог правил
   Звук. комментарии
   Статьи
Справка
   Справка
   О программе
   Все проекты

 
Московский государственный университет им. М.В.Ломоносова
Специализированный учебно - научный центр

Работа выполнена в рамках федеральной целевой программы "Русский язык"

«Разные названия и значения одного документа»

А.Н.Качалкин // Опубликовано в журнале «Русская речь», 2003, № 1
Вернуться к списку статей

При составлении двух или нескольких экземпляров документа, по своему смысловому заданию точно соответствующих друг другу, до­пускались различия в форме. Документ мог составляться разными ли­цами: покупатель, продавец, подряжающийся или подрядчик - "Се яз купил...", но "Се яз продал...".

По этой причине один и тот же документ, сохраняя сущность и смысл, менял названия, которые каждый раз оказывались более нуж­ными и более точными с точки зрения субъекта и объекта, адресанта и адресата. Например, один и тот же документ являлся одновременно и Выписью и Памятью. Выписью он назван потому, что это копия от­рывка из другого документа, грамоты; Память, по назначению - до­кумент, доказывающий право на землю, охраняющий это право, на­поминающий об этом праве местным властям: "А отказную выпись писал с отказных книг, слово в слово церкви Успения Богородицы, что в Сидоровской волости церковной дьячек Фетька Степанов сын Новгородцев. К сей отказной памети Успенской поп Стефан Василь­ев вместо сына своего духовнаго откащика Ивана Федорова сына Ку-ломзина, по его веленью, руку приложил" (1682 г.).

Рассмотрим далее Вспросные и Обыскные речи, которые для адресата и адресанта имели разные смыслы:"... приежал неслуживой сын боярской Иван Макарьев сын Обернибесов в Деревскую пятину, в Коломенской по­гост, в Стасову вотчину Хутыня монастыря, спрашивал и обыскивал све-щенника по свещенству, а старосты и волостных людей по государеву кре-стьяному целованью про Иванова поместья Гордеева... да волостные лю­ди... (16 имен) и все обыскные люди сказали... были те деревни за Иваном за Гордеевым, а после его были за сыном за его за Сурьянином за Гордее-вым, а нынеча те деревни стоят порожни... А вспросные и обыскные речи писал Пречистинской диячок Коломенского погоста Богданец Никитин. К сим вспросным речем поп Фелип и в детей своих духовных место руку приложил" (1589 г.). Для священника (объекта) эти речи Опросные (свя­щенник назвал их Вопросными), для "командированного" по указу царя боярского сына эти речи Обыскные, для него они отчетный документ по ревизии, обыску, делу, на которое его послали.

Для адресанта важен факт вклада в монастырь. Для адресата суще­ственен факт лишения прав на имущество прежнего владельца, на имущество, которое тот добровольно отдал во владение монастырю. Отсюда и разные названия данной Грамоты - Отданная и Вкладная: "Список с отданные слово в слово. Се яз Иван, Васильев сын Белян-кин, да Федор Онтипин сын Белянкина, Бехтерь, что у нас деревня в Сухонском стану на Котовале Ременниково, да полдеревни Репино... ту полторы деревни отдали вклад на Устюг ко Архангелу в дом в об-чей монастырь архимариту Иеву и всей братье за свои вклады... А у кого та полторы деревни в записех или в кабалах в каких крепостех ни буди, или которыя волостныя невыплаты и кабалы в прошлых годех и всяк я потуги земския и Ивану, да Онтипе, и с своими детьми, которые в сей вкладной, писаны, окупати в старинах всякие потуги за прошлые го­ды и кабальной долг... Вкладную писал Ивашко Исаков, сын" (1549 г.).

Адресант "подпускает", присоединяет к монастырской земле свою землю, очевидно находящуюся рядом, возможно, расположенную ни­же. Подпускать В.И. Даль определил как "допустить или дать подой­ти под низ чего, или близко к чему" (Толковый словарь живого вели­корусского языка М., 1989. Т. III). С точки зрения нового владельца это Отпускная, фиксирующая акт безвозвратной утраты земли прежним владельцем. Подпускная и Отпускная: "Се яз Онсифор Ор-темиев сын Комаров потпустил есми святому Егорию землю в дом в Кехте, что мне Инар заложил и продал, да подпускную есми дал ... А выляжет купчая или закладная, и мне Оцыфору тое земли не очища-ти, а очищати волощаном самим да и стояти за нее. А на то послуси Степан Иванов Кузнецов да Еким Севастиянов сын. А отпускную пи­сал дьяк спаской Богданко Кропоткин сын ..." (1537 г.).

Рассмотрим еще одну пару: Память и Отпускная отпись. Отпись -документ для крестьянина. Об Отпускной отписи упоминается в связи с указанием размера пошлины. Память — в указание помещику, что он отпускает после своей смерти крестьянина, а до того времени крестьянину "никуде поряжатися и никуде не сойти": "Память Петру Ондрееву сыну Ногину. Дал есми отпись крестьянину своему Олиску Мартемьянову сыну Себежанину, в том, что тот Олиско пришел за меня государева жалованья а в мою вотчинную деревню... а взял он Олиско у Харки дочь ево Ненилку, и ему Олиску жити на той деревни у тестя своево за мной Петром во крестьянех по мой живот... и после моево живота волно ему с тое деревне Олиску з женою своею Ненил-кою идти, куде он похочет, да в том ему и отпись дал. А отпись писал Ивашко Ондреев с площади подьячей. А назаде у подлинной отписи пишет к сей отписи Петр Ногин руку приложил. И с тое отпускной от­писи пошлин 6 алтын взято" (1637 г.).

В практике русской канцелярии нередки случаи, когда один и тот же документ по истечении определенного срока приобретал новое значение, в связи с чем изменялось и его название. При составлении документа его автор или исполнитель оговаривали эту особенность заранее.

Впервые нам встретилось это явление в памятнике 1482 или 1483 го­да, названном Кабалой и Купчей грамотой: "Се яз, Наум да Онцифор, Негодяевы дети, да яз. Еляха да Данило, Степановы дети, заняли есмя у Гаврила у Петрова сына Ушакова двенадцать рублев московских се­ребром ходячим от Юрьева дни осеньняго до осеньняго на год. А в тех есмя ему денгаг заложили свои наволок на рике на Шексне... А не за­платим мы на срок денег, ино ся кабала на нашь наволок на Шубацкои четыре стожья, и купчая грамота без выкупа в веки. А у кабалы и у куп­чие сидили мужи... А сю кабалу и купчую писал Михаиле Ермольев...".

Заказчики документа называют его Кабалой: за деньги они зало­жили принадлежавшую им землю, наволок на реке. Не желая оста­ваться в имущественной зависимости в случае неустойки (неуплаты денег в срок), считать его с установленного заранее срока (от Юрьева дня) Купчей грамотой. Во время составления документа ему присвое­ны оба названия (что видно из оформляющей части), но и каждый оп­ределенный период он действителен как один документ: то как За­кладная кабала, то как Купчая грамота.

Обращает на себя внимание признак формирования жанров, чет­кое различение типов документа уже в столь раннее время. Вместе с тем такое явление в русской канцелярии было весьма устойчивым.

Аналогичную картину наблюдаем во многих других документах, в частности в Кабале и Купчей, написанной два с лишним века спустя: "Се аз Спенцынского оброчного стану, Иван Иванов сын Короваев за­нял у тяглого человека Березовского стану у Филимона Савина сына Лаженицына сорок рублев денег Московских, ходячих до сроку, до Семенова дни, лето начатца 208 году, а в тех деньгах на тот срок я заимщик Иван подписал ему Филимону пожню свою оброчную... а не выкуплю я заимщик сея кабалы на тот срок, и на ту мою пожню сия кабала и купчая, и о сроке в таможенные книги записать; кто с сею ка­балою станет, тот ей истец, а в отводе межном и во очищение от под­писок кабалных и от всяких крепостей я заимщик Иван в том во всем..."(1699 г.).

Этот документ отличается более подробным изложением обяза­тельств "заимщика" (очевидно, в связи со случавшимися в подобной практике прецедентами). Из текста видно, что совершенствуется кан­целярское дело, ширится документооборот: срок действия документа записывается в определенные книги.

Есть случаи, когда в названии уточняется предметно-тематическая разновидность Кабалы: "А будет я Иван тех заемных денег ему Наси­лью на тот мой двор после сроку ся закладная кабала и купьчая, волно ему Василью после сроку тот мой двор продать и заложить и во всякие крепости укрепить и самому владеть, по сей моей закладной" (1691 г.).

У документа в новом его качестве могло быть и несколько опреде­лений, но среди них только одно выступало как основное, ключевое, отражающее самую суть его нового свойства; остальные же оказыва­лись хотя и нужными, но второстепенными по смыслу. Вместе с тем каждое второстепенное определение уточняет и дополняет смысл ключевого определения, например, Кабала, Купчая, Поступная: "А будет я Павел на тот срок на Троицын день тех денег полутораста рублев не заплачу, и на ту мою купленую вотчину, деревню Починок Савинского и на варницы и со всяким заводом, ся кабала и купчая и поступная; вольно им Ждану да Константину самим владеть, и про­дать, и заложить, и по душе отдать. В том я Павел Григорьев им Жда­ну да Константину сю заемную и кабалу дал. А сю заемную кабалу пи­сал я Павел своею рукою" (1663 г.). Из документа видно, что по исте­чении определенного срока прежняя Кабала станет Купчей - это и есть ключевое слово, определяющее новое качество документа, одна­ко автор документа особо выделяет тот момент, что он при невыпол­нении своего обязательства поступается своим прежним имуществом, полностью отказывается от него, и значение Купчей усиливается еще и определением Поступная.

Приведем еще один похожий пример: Закладная кабала, купчая и Дерновая: "Се аз Анна да Устенина Андреевы дочери Комара Морже-горской волости заняли семи Никольсково монастыря Нижново Мор­жу у строителя у старца у Васьяна з братьею шездесят рублев... А в тех осми деньгах мы заимщицы Анна да Устенина ему старцу строи­телю Васья(ну) з братьею заложили есми останеи отца своего Ондрея Иванова сына Комара, а по дельной брата своего попа Ивана Ондре-ева сына Комарова же в Моржегорской волосте деревню свою, две доли Олексеевской деревни, по купчим крепостем ... А не выкупим мы заимъщицы Анна да Устения тое своей деревни на тот срок... с та наша ся закладная кабала купчая и дерновая на ту нашу Олексеевскую деревню на две доли" (1626 г.).

В поле нашего зрения попались документы и гораздо большим числом определений: Благословенная и Данная запись; Данная и Куп­чая, и Отступная, т Дерная: "Се яз, во иноцех старец Степан Никол-ского монастыря Корелского, благословил есми и отдал дочери своей Неонилы, в Евсевьев жены, царевы и великого князя земли, а своего владенья... а тою есми землею дочерь свою благословил и отдал в дернь без выкупа. И тою землею и с угодьи и двором, и дворищем до­чери моей владети и в век по сей благословенной и даной записе; а ся есть даная дочери моей и купчая, и отступная, и дерная на ту мою зем­лю и с угодьи по той земли и двору, и дворищу.... А даную писал воз-несеньской церьковной диячек Федка Васильев Попов..." (1582 г.).

Автор этого документа особенно тщательно описывал все обстоя­тельства дарения имущества своей дочери. И все же ключевым опре­делением документа в его исходном качестве является Данная (что и выделил в оформляющей части документа писец-дьячок), а в новом качестве - Купчая. Значение Купчей усиливается определениями От­ступная и Дерная, что означает полный и бесповоротный отказ от своего прежнего имущества. Дернь у Даля: "стар. ж. недвижимость в вечном нерушимом владении, собственность, собина. Продали есми ему в дернь, вовсе, безповоротно, в вечное владение" (Даль. Т. I.)

Сравнительно редко встречаются документы, в которых отсутст­вует название жанра, а именуются они в нынешнем и будущем качест­ве лишь по теме: Закладная и Променная: "Се аз Кожевницкой полу­сотни Иван Демидов сын Быков, занял я на Москве Пушкарского Приказу колоколных дел у мастера у Федора Дмитриева сына Мото-рина двадцать рублев денег Московских ... А в тех денгах до тех сро­ков поставил я Иван у него Федора Божие милосердие, иконы, а свое моление ... а будет я Иван тех заимных денег на те сроки не заплачю, и ему Федору на то мое моление ся закладная и променная... А закладную писал Ивановские площади подьячей Кирюшко Вави­лов..." (1685 г.).

В момент составления документа это только Закладная (запись, Память), со временем при определенных условиях этот документ мо­жет стать Променной (но уже не Закладной). Возможно, что не слу­чайно здесь нет названия жанра. Документ, неопределенный по типу в связи с неясностью конечного результата, - это документ с обяза­тельством (Запись) или же с распоряжением (Память).

Примерно до конца XIV века многие деловые тексты их составите­лями назывались по преимуществу просто Грамотой. Так, в частнос­ти, в середине XV века (примерно в 1450-1473 гг.) именовался доку­мент от великой княгини Марии Ярославны посельским людям о беспрепятственном пропуске через ее территорию старцев и слуг Троице-Сергиева монастыря. В 30-х годах XVI века эту Грамоту по­надобилось скопировать, но в это время, когда уже сложились, офор­мились новые разновидности жанров и сами новые жанры, бывшая Грамота по ее содержанию была названа Подорожной: "Список с Подорожной. От великия княгини Марьи в Никитское посельскому моему Кузьме Зубову да иным моим посельским, кто будет посель-ских потом. Посылает игумен троецкой Сергиева монастыря да и ке­ларь своих старцов да и слуг к Солци к Переславской по соль на теле­гах и на возех, ино им путь возле мое село Микитьское, путь чист: спо-ны бы есте им не чинили некоторые, хто мой посельской нибудь... А кто их издержит или какову учинит им спону, быти им от мене в казни.

Да прочтет сю мою грамоту, да ее давайте троицким старцом или слугам, и они ее держат себе впрок иных деля моих посельских.

Подпись на грамоте: Княгиня великая".

Аналогичный случай переименования новой канцелярией прежне­го документа видим и в следующем тексте: "Список с купчие на Иса­кове. Се яз, Борис Новохщеной, купил семи у Зиновья у Дмитреева сына у Слотина себе землю Исаковскую, куда его плуг ходил, куда ко­са ходила, куда топор ходил. А купил семи себе и своим детям без вы­купа. А дал есми на ней четыре рубли, да овцу пополнка... А на то по-слуси: Олексей Конанов, да Малафей Васильев сын Костин, да сын Зиновьев Тимофей. А грамоту писал Аксак Юрьев сын Новохщеного. А грамоту есми дал без печати" (ок. 1450-х-80-х гг.).

Документ был написан во второй половине XV века и назывался Грамотой. Список с него сделан в середине XVI века, когда жанры дифференцировались уже весьма значительно. Новая канцелярия присваивала старому документу иное название, соответствующее ее нормам и правилам.

Вернуться к списку статей

 
© 2004-2017 Система дистанционного обучения "Веди", Лаборатория научного творчества СУНЦ МГУ